Юрий козиоров. Боги и люди.

8. Филемон и бавкида.
Когда люди объявили зевса покровителем путешествующих, царь богов ничего не имел против и даже установил закон гостеприимства, в силу которого до лжно было предоставлять путникам кров и пищу и ни в коем случае их не обижать. Закон очень полезный ввиду того, что гостиницы в то время были не слишком распространенным явлением, а путешествия довольно долгими – передвигаться приходилось на своих двоих, так как колесницы были делом дорогостоящим и не каждому по карману
Юрий козиоров. Боги и люди.. Не очень доверяя людям и, по видимому, имея на это все основания, зевс иногда лично проверял выполнение своих законов. И вот однажды он вместе с Гермесом пришел в какую-то деревню, где оба бога приняли вид простых странников и стали проситься на ночлег. Но их не пускали ни в один дом, и лишь дверь самой маленькой хижины, стоявшей на краю селения, раскрылась перед ними. В этой хижине, покрытой соломой и тростником, доживали свой век супруги Филемон и бавкида. Они предложили гостям разделить с ними ужин, а так как ужин был довольно скудным, решили зарезать единственного гуся, который жил с ними в той же хижине. Но когда хозяева попытались поймать птицу, она вырвалась, подбежала к зевсу и спряталась у него в ногах. Зевс рассмеялся и попросил гостеприимных хозяев оставить птицу в покое, сказав, что еды, которая имеется, им вполне хватит. И точно, еда не кончалась, пока все не наелись, а когда Филемон последний раз подливал гостям вино, то обнаружил, что кувшин полон, хотя в самом начале вина и полкувшина не было. После ужина зевс открылся хозяевам и сказал, что он готов исполнить любое их желание. Посоветовавшись, супружеская пара сообщила, что у них есть лишь одно желание – умереть одновременно. Тогда зевс вывел их из дома, и они увидели, как их дом стал увеличиваться и превратился в храм, стоящий на поднявшейся из земли высокой горе. Филемон и бавкида стали жрецами нового храма и, не зная нужды, прожили еще долгую жизнь. Они были в числе тех, кто пережил девкалионов потоп, остальные же дома этого селения все оказались под водой. Когда же Филемону и бавкиде все-таки пришла пора умирать, они превратились в деревья: Филемон превратился в дуб, а бавкида – в липу. Эти деревья еще тысячу лет прожили. Ван Гог. Филемон и бавкида.

Оцените статью
Добавить комментарий